Причина смерти Александра Бондаря

Строитель Байкало-Амурской магистрали (БАМ), Герой Социалистического Труда Александр Бондарь умер на 70-м году жизни.

Причина смерти Александра Бондаря — продолжительная болезнь.

В Подмосковье 23 ноября простились с легендарным бамовцем. Его имя вписано в историю Байкало-Амурской магистрали золотыми буквами — именно Бондарь и его друг Иван Варшавский в 1984 году вбили «золотой костыль» на стыковке БАМа на разъезде Балбухта. После этого была работа в Тынде, Якутии и на Сахалине. Последние годы Александр Бондарь жил в Подмосковье в своем доме, который всегда был открыт для друзей-бамовцев. Сердце героя остановилось 21 ноября — Александру Васильевичу было 69.

«Саша как-то сказал, что хочет, чтобы его прах развеяли над Балбухтой», — признался Иван Варшавский.

Жизнь Александра Бондаря

Александр Бондарь родился в поселке Липовец на Украине. Окончил Винницкий техникум железнодорожного транспорта. В мае 1974 года в составе первой группы бойцов Всесоюзного ударного отряда вертолетом был доставлен на место строительства Байкало-Амурской магистрали.

Бригада Бондаря начинала свою работу с вырубки просеки под трассу, его группой уложены рельсы на Северомуйском обходе — уникальном инженерно-техническом комплексе, который называют «золотой пряжкой» БАМа. В августе 1984 года на участке Таксимо — Витим бригада Александра Бондаря установила мировой рекорд скорости укладки железнодорожного полотна: 5 400 метров за сутки.

Команда Бондаря приняла участие в историческом событии — 29 сентября 1984 года на разъезде Балбухта в Читинской области сомкнулись рельсы БАМа. Группы Александра Бондаря и Ивана Варшавского, шедшие навстречу друг другу 10 лет, встретились, ознаменовав открытие сквозного движения поездов на всем протяжении Байкало-Амурской магистрали.

Сквозь горы и реки к Балбухте

Знаменитые бригады Александра Бондаря и Ивана Варшавского, которым доверили историческую стыковку БАМа, встретились 29 сентября 1984 года на 877-м километре БАМа на разъезде Балбухта. Кадры, когда они забили «золотой костыль» и пили «северное сияние» (водку с шампанским) из строительных касок, облетели весь мир. А сами будущие Герои Соцтруда встретились гораздо раньше — когда до стыковки были еще тысячи километров.

Саша приехал после армии, до этого окончил железнодорожный техникум на Украине, — рассказывает Иван Варшавский. — А меня уже была большая практика на железной дороге — я был уже суперкласс, так сказать. Я же с Одесской-Кишиневской дороги летал руководителем группы на реконструкцию Хабаровск-2 в 1969 году, потом работал на Абакано-Тайшетской дороге. А он был молодой, но с характером! Мы знали друг о друге, потом начали приезжать по обмену опытом: я к нему в бригаду, а он — ко мне. Затем был агитпоезд на уровне ЦК комсомола, в Иркутске нам даже устроили пресс-конференцию. Потом мы заключили договор о соцсоревновании и пообещали провести стыковку в День комсомола — 29 октября на разъезде Куланда.

Бригады шли навстречу друг другу, прокладывая магистраль через горы, реки, скалы, вечную мерзлоту. Конкуренции не было, было общее дело, говорит Варшавский. Бригады трудились так ударно, что дважды переносили сроки стыковки БАМа. И встретились на месяц раньше — и не на Куанде, а на разъезде Балбухта.

Мне немножко труднее было. Бондарь уже вышел на равнины с гор и перевалов, у него легче участок был. А меня держал Кодарский тоннель, его не сдали вовремя. Пришлось делать обход, мы потеряли время, поэтому встретились 29 сентября на Балбухте — на моей стороне, — объясняет Иван Николаевич. — Забили костыль там, но потом еще было Всесоюзное торжество на Куанде — приехали правители из ЦК и всех республик, больших городов, которые посылали молодежь на БАМ.

Но именно на Балбухте бригады Бондаря и Варшавского соорудили самодельный монумент — скрещкнные рельсы. На шпалах написали названия населкнных пунктов, которые прошли за время строительства, а наверху соединили общей шпалой с табличкой «Балбухта». «Он стоит до сих пор», — признается Варшавский.

После укладки «золотого звена» Бондарь, как и Варшавский, остался работать на БАМе. Потом судьба занесла его на строительство железных дорог в Якутию, работал на Сахалине. А затем уехал в Подмосковье, построил дом, но часто прилетал на Дальний Восток.

Каким другом был Бондарь?

Характер у Александра Васильевича был суров, как и сама бамовская романтика.

Мне ребята все время говорили: «Как вы с Бондарем дружите?» А я говорю: «Мы друзья: я его терплю, он меня терпит», — шутит его друг. — Характер был крутоват — что взять, то взять. Но нормальный мужик! Он уважал людей: и рабочих, и начальство.

Они остались друзьями, несмотря на годы и расстояния. Правда, до гостеприимного дома Бондаря в Подмосковье Варшавский так и не доехал. К сожалению.

Я собирался, собирался. Саша — любитель рыбалки, рядом с ним шикарные пруды, платные. Он ловил форель, осетров. Мне как-то передал полную пятилитровую банку малосольной форели, порезанную кусочками и залитую постным маслом, — вспоминает Иван Николаевич. — Ездил на Украину, а потом прислал богатую посылку: два хороших шмата сала и три бутылки самогонки на разных настойках. Самогонку сам делал на березовом соке — он его по 200—300 литров набирал. А он хариуса любил. Я ему как-то передавал, ребята ехали самолетом. Наловил, подсолил, срезал горлышко у пятилитровой банки и полную, полную набил рыбой. Солененькая, не пропала.

У Бондаря всегда в доме всегда было много гостей.

«Каждую неделю кто-нибудь приезжал: и герои БАМа, и министерские друзья. Он звонил и говорил: «Вот ты не приехал, а у меня такие гости!» — уточняет он.

Последний раз Александр Васильевич приезжал в Тынду на празднование 45-летия БАМа — в 2019 году.

«Тогда у меня за столом собралось пять Героев Соцтруда: я, Бондарь, Леня Казаков, Витя Лакомов и Славик Аксенов. Накрыли стол, картошечка, сальцо, водочка. Нам было что вспомнить», — говорит Варшавский.

Они чаще встречались в Якутии, где Бондарь и Варшавский — навсегда живые легенды. Вот и 20 октября они оба были приглашены на юбилей укладки «золотого звена» на станции Нижний Бестях.

«Я звонил ему 17 ноября, он сказал, что у него Леня Казаков в гостях, они вместе полетят в Якутию. А потом позвонил Леня и сказал, что Сашу увезли в Боткинскую больницу», — продолжает Иван Николаевич.

Бамовцы подняли все связи, дошли до министра транспорта, чтобы найти лучших врачей. Однако 20 ноября сердце Александра Бондаря остановилось. Оно не выдержало трагедий: гибель сына, смерть дочери, тяжелый диагноз жены. И хотя он часто говорил, чтобы его прах развеяли над Балбухтой, легендарного строителя великой магистрали похоронят в Подмосковье, рядом с детьми.

Он был нормальным мужиком, прошел трудный путь. От всех нас — соболезнование его близким, — говорит Иван Варшавский, на кухне у которого вчера снова собрались бамовцы. Чтобы вспомнить и помянуть ушедшего друга.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: